Клиническая психотерапевтическая эффект-синдромология: семиотика, систематика, теоретические модели

Печатается по изданию: Гринвальд, С. Г. Клиническая психотерапевтическая эффект-синдромология: семиотика, систематика, теоретические модели / С. Г. Гринвальд, В. В. Чугунов, Б. В. Михайлов // Всесвіт соціальної психіатрії, медичної психології та психосоматичної медицини. — Том 1. — № 2 (2). — 2009. — С. 56 — 68.
Для каждой медицинской дисциплины,— и клинические психоические дисциплины отнюдь не составляют исключения — облигатны представления о собственной клинической феноменологии. Для психотерапии последняя предстаёт в виде эффект-синдромологии: под этим именем объединяются клинические психотерапевтические эффект-синдромы. Под клиническим психотерапевтическим эффект-синдромом следует понимать комплекс клинических, психологических, поведенческих проявлений, возникающих в результате (процессе) реализации того или иного метода (методики, техники) психотерапии [3 — 5].
На настоящее время была предложена и используется единственная типология клинических психотерапевтических эффект-синдрoмов [3 — 5].
I. Типовые (нормальные)
гипноидный, характеризующийся сужением сознания, гипокинезией, гипомимией, отсутствием реакции на сенсорные стимулы вне вербального контакта с терапевтом (сформи-рованный раппорт);
каталептический, характеризующийся резким сужением сознания, гипокинезией, гипомимией, отсутствием реакции на сенсорные стимулы, двигательными феноменами в системе произвольно регулируемой поперечно-полосатой мускулатуры акинетико-ригидного типа («восковидная гибкость») и сложными внешне целенаправленными поведенческими актами согласно фабуле внушения;
просоночный, характеризующийся изменённым сенсорным вос-приятием окружающего с отсутствием возможности целенаправленной двигательной реакции и субъективно-критической дифференцировки истинности воспринимаемого;
психовегетативный, являющийся вариантом полнообъёмного субъективно-чувственного спектра ощущений согласно терапев-тической фабуле с соответствующей эмоциональной аранжировкой;
релаксационный, являющийся переживанием состояния пассивного бодрствования и нейтрально-позитивного эмоционального фона с сохранённой, но невостребованной возможностью активно-экспрессивной реакции;
гипомнестический, характеризующийся снижением репродукции негативно-окрашенных переживаний с уменьшением их яркости и чувственной живости и изменённой репродукцией с нейтрализацией (инверсией) знака эмоционального сопровождения;
полиморфно-конформный, характеризующийся наличием гиперконформных реакций и поведения, конгруэнтных терапевтической фабуле с гиперпозитивным эмотивным реагированием.
II. Атипичные (парадоксальные):
истериформный, представляющий собой выраженную демонстративность с повышением экспрессивности эмоциональной, двигательной, мимической, вегетативной, эмфатико-интонационной активности в представлении (презентации) болезненных переживаний с возможным изменением содержательной фабулы;
эксплозивный — появление выраженной, как правило негативной, поведенческой вербальной, эмоциональной, эмфатико-интонационной реакции в процессе терапевтического контакта с элементами агрессивности;
аффективного мутизма — тотальная вербальная редукция (клинически близкая к психогенному мутизму), как спонтанная, так и вызванная, сопровождаемая богатыми гипермимическими и пантомимическими проявлениями;
аверсивный — выраженная вербальная, поведенческая с вегета-тивным сопровождением реакция неприятия в процессе терапевтического контакта;
псевдопуэрильный — демонстрация вербальных и поведенческих инфантильно-регрессивных феноменов с сохранением психотерапевтического контакта и удержанием ситуационного контроля.
III. Интеркуррентные (патологические):
эйдетический — переживание ярких сценически образных эмоционально окрашенных зрительных феноменов после прекращения психо¬терапевтического вмешательства, сопровождаемое субъективным эмоциональным отношением, с утратой возможности произвольного контроля, но с сохранением критики;
«терапевтической паранойи» — формирование нестойких, фрагментарных, неоформленных, легко редуцируемых идей особых отношений с психотерапевтом и / или особого значения терапевтического процесса с частичной редукцией критического отношения пациента и слабостью рационально-смысловой коррекции;
фиксационный — неадекватная фиксированность на самом терапевтическом процессе, который занимает преобладающее место, приобретает важную роль в субъективных переживаниях пациента с преформированием патологической фабулы на возникший синдром;
резистентный — стойкость, ригидность симптоматики по отношению к любому психотерапевтическому воздействию (при соблюдении нормативной технологичности психотерапевтического вмешательства) при эмоционально индифферентном типе отношения пациента к психотерапии и поведенчески нонконфронтационном типе отношений с психотерапевтом.
В результате проведённых на кафедре психотерапии ХМАПО исследований вышеприведённая эффект-синдромология была дополнена семью не описанными ранее эффект-синдромами.
Приведём клиническое описание этих эффект-синдромов — пока вне типологизации:
абероадверсивный (от латинского aberro — мысленно удаляться, рассеиваться, отвлекаться и adversio — обращение) — характеризуется снижением способности к сосредоточению внимания на объекте, понижению привлекаемости внимания, мимикой рассеянности или удивления — и возникает, преимущественно, при перегрузке внимания подаваемой в процессе психотерапии информацией;
ортоагитивный (от греческого ορθός — прямой, правильный и латинского agito — приводить в движение, двигать, направлять, устремлять) — характеризуется гипертрофированной фиксацией на сфере деятельности, адекватной социальной роли и вектору раз-вития личности пациента;
викарно-компенсаторный агитивный (от латинского vicar — заместитель, compensatio — возмещение и agito) — проявляется в фиксации на приобретающей важную роль в субъективных переживаниях пациента сфере деятельности, с переформулированием патологической апперцепции актуальной проблемы и / или [содержания] психотерапевтического процесса;
амитоконгрегантный (от латинского amitto — упустить, прозевать, терять, лишаться, утрачивать и congressus — сближение, схождение, общение) — характеризуется обездвиженностью (не достигающей, однако, той степени выраженности, что при каталептическом эффект-синдроме), неполным мутизмом; пациент способен к сохранению в течение длительного времени неестественных, часто неудобных поз; сохраняется возможность частичного контакта;
гипобулический (от греческого ΰπο — под, внизу и βουλία — воля) — характеризуется снижением волевой активности, желаний и побуждений к деятельности;
псевдоагитивный (от греческого ψευδής — ложный и латинского agito) — характеризуется гипертрофированной фиксированностью на той сфере деятельности, которая постепенно занимает преобладающее место, приобретает важную роль в субъективных переживаниях пациента, что приводит к переформулированию патологической фабулы возникшего клинического психотерапевтического эффект-синдрома;
гипермнестический (от греческого ὑπέρ — над, сверху и μνήμη — память) — повышение репродукции переживаний с увеличением их яркости и чувственной живости или изменённая, с возможной инверсией знака эмоционального сопровождения, их репродукция.
Продолжая следовать продекларированному в вышеуказанных работах прин¬ципу максимальной приемлемости для практического использования [в клинике], мы провели разработку сущностной классификации клинических психотерапевтических эффект-синдромов с акцентом на параметре функциональности последней.
В основу предлагаемой классификации было положено ранжирование эффект-синдромов по признаку, который, во-первых, свойственен всем им, и, во-вторых — подлежит дискретной оценке (и при этом имеет достаточное количество дискретных значений). Таким признаком выступил уровень активности сознания.
При определении степени снижения уровня активности сознания исполь-зовались критерии, выделенные Jaspers'ом [6] для психопатологической синдромологии:
— отрешённость, расстройство непосредственного отражения реальных объектов и явлений в виде затруднения или выключения чувственного познания, его фрагментарности или искаженности (что связана с обманами восприятия);
— нарушение рационального познания, то есть понимания связей и отношений между объектами и явлениями из-за обеднения, выключения или дезорганизации мышления, нарушения способности суждения;
— дезориентировка в месте, времени, окружающих лицах, а иногда в собственной личности (ориентировка может вовсе отсутствовать или быть ложной);
— затруднение запоминания впечатлений о происходящих событиях и субъективных переживаниях, что проявляется по выходе из состояния нарушенного сознания конградной амнезией. Воспоминания могут быть неполными, непоследовательными, неотчётливыми, отчуждёнными (подобно тому, как это бывает со сновидениями). Некоторые впечатления, напротив, легко приходят на память и отличаются особой живостью — феномен Moly [1].
Результаты проведённого ранжирования представлены в таблице 1.
Таблица 1
Результаты ранжирования эффект-синдромов по уровню активности сознания


Эффект-синдром Уровень активности сознания
(в баллах)
Каталептический 5
Гипноидный 4
Просоночный 3
«Аффективного мутизма» 2
Гипомнестический 2
Псевдопуэрильный 2
Эйдейтический 2
Эксплозивный 2
Психовегетативный 1,5
Аверсивный 1
Истериформный 1
Полиморфно-конформный 1
Релаксационный 1
Терапевтической паранойи 1
Фиксационный 1
Резистентный 0
Хотя ранжирование проводилось исключительно по критериям, выделенных Jaspers'ом (а не в сравнении с критериями степеней активности сознания и диагностическими критериями психопатологических синдромов), при сопоставлении полученных результатов с клинической феноменологией выяснилось, что уровень активности сознания, оцененный в 0 баллов, соответствовал бодрствованию (состоянию, при котором все явления действительности улавливаются в адекватной их связи между собой на каком-то привычном, обыденном, как бы усреднённом уровне), 1 балл — ясности (состоянию формального осознания действительности, однако без достаточно связного и цельного её отражения); 2 балла — сужению сознания (частичному, неполному осознанию действительности, одностороннему её отражению, когда выделение одних связей и объектов производится в ущерб другим, которые выпускаются из сферы внимания); 3 балла — обнубиляции (резкому снижению темпа психической деятельности, что проявляется либо гипопатией, либо субэйфорией без ускорения мыслительных процессов и двигательного возбуждения; восприятие внешнего мира неполно, искажено); 4 и 5 баллов — спутанности сознания (отсутствию ясности и связности мышления с нарушениями понимания и рассуждений).
Эффект-синдромы, оценённые по шкале активности сознания в 1 балл, представляют собой сложные реакции личности, направленные на адаптацию психического гомеостаза к изменениям субъективной реальности пациента, вызванным психотерапевтическим воздействием. Однако последнее к моменту формирования ответной реакции уже нарушает психический гомеостаз — что проявляется, в частности, снижением уровня активности сознания. Снижение же уровня активности сознания вызывает отклонение формирования личностной реакции от оптимального (рационального) варианта, что и выражается в специфике п[р]оявляющегося эффект-синдрома.
Эффект-синдромы, оценённые в 2 балла, представляются как более примитивные, монотонные реакции. С другой стороны, объективные проявления эффект-синдромов, оценённых в 2 балла, могут быть более ярким, нежели у оценённых в 1 балл. Для них характерны снижение личностной окраски реакций, их упрощение, примитивизация. Не исключено, что при подобном снижении активности сознания образование сложных целенаправленных ассоциативных связей затруднено. Это объясняет выход на авансцену аффективных реакций и торможение когнитивно-мнестического компонента.
С точки зрения нейродинамической теории И.П. Павлова, этот эффект можно объяс-нить торможением коры головного мозга, наблюдаемым при снижении уровня актив-ности сознания, что приводит к ослаблению её контролирующе-тормозящего воздей-ствия на подкорку.
При дальнейшем снижении уровня активности сознания (бальная оценка превышает 2) заметно ещё большее торможение когнитивно-мнестических функций, что приводит к потере личностной окраски эффект-синдромов (и, что характерно, резкому снижению их количества в данной нише). Кроме того, снижается и эмоционально-волевой компонент реагирования.
Так, например, гипноидный и каталептический эффект-синдромы личностно уже практически не окрашены; наблюдается снижение не только когнитивно-мнестиче¬ско-го и эмоционально-волевого, но и кинестетического компонента реакции.
Таким образом, в формировании эффект-синдрома можно выделить сле-дующие два фактора:
— уровень активности сознания, его снижение;
— личностная реакция, направленная на поддержание [ауто]психического гомеостаза.
Эти факторы — как векторы развития реакции на психотерапию — можно представить графически. На рисунке 1 приведена подобная презентация, причем векторы развития реакции на психотерапию представлены как оси некоей недекартовой системы координат, в целях наглядности изображённой трёхмерно.
1
Рис. 1. Организация трёхмерного пространства в векторах развития эффект-синдромов. Система координат XY1…Y6

Вектор уровня активности сознания представлен осью Х, векторы лич-ностной реакции — осями Y (на рисунке 1 осей Y шесть, теоретически же их количество не ограничено). Любая ось Y перпендикулярна оси Х. Все оси представленной системы пересекаются в начале координат.
Ось Х градуирована соответственно представленной выше системе ран-жировання таким образом, что состоянию бодрствования присвоено значение «0» (оно совпадает с началом координат), а состоянию спутанности сознания соответствует «5».
Так как оси Y характеризуют качественный признак, то невозможно определить их соотношение: в частности, нельзя определить угол между двумя разными осями Y; расстояние между точками, лежащими на разных осях Y, не может быть измерено.
В полученной системе координат XY1...Yn была построена трёхмерная модель классификации эффект-синдромов, представленная на рисунке 2.
2
Рис. 2. Трёхмерная модель классификации эффект-синдромов

При создании этой модели было сделано допущение, что характер каждого эффект-синдрома обусловлен уровнем активности сознания (графически это выражается через расположение его проекции на ось Х) и выраженностью определённой личностной реакции (графически — расположение его проекции на соответствующую ось Y).
Так как ортоагитивный, псевдоагитивный и викарно-компенсаторный агитивный эффект-синдромы имеют одноплановый характер личностной реакции и проявляются при ясном сознании (различаясь лишь ситуативной орнаментацией), то в представленной модели они накладываются друг на друга, образуя единую фигуру. Для их [графического] разделения можно предложить четвёртое измерение, выражающее собственно ситуативную орнаментацию (рисунок 3).
3
Рис. 3. Четырёхмерная модель классификации эффект-синдромов

Однако при использовании четвёртого измерения теряется наглядность представления — и потому, жертвуя точностью ради наглядности, мы схематизировали предлагаемую модель (рисунок 4), ограничившись пределами трёх измерений.
4
Рис. 4. Схематическое представление четырёхмерной модели класси-фикации эффект-синдромов в трёхмерном представленни

Именно этой схемой мы и будем пользоваться далее.
По признаку снижения уровня активности сознания можно выделить шесть — отличающихся качественно — групп эффект-синдромов.
Характерно, что разнообразие эффект-синдромов в каждой группе пропорционально разнообразию возможных проявлений личностной компоненты,— которое, в свою очередь, обратно пропорционально уровню активности сознания.
Кажущимся исключением из этого правила является первая группа эффект-синдромов, которая проявляется в отсутствии реакции на психотерапию, уровень сознания при ней не снижен (бодрствующее сознание), и включает она лишь один эффект-синдром — резистентный. Фактически, возможные проявления личностной компоненты в первой группе наиболее разнообразны, однако проявляемые личностные реакции выходят за рамки психотерапевтического процесса (по причине отсутствия психотерапевтического кон­такта) и не могут быть определены как эффект-синдромы.
Эффект-синдромы второй группы (эффект-синдромы, возникающие при ясном сознании) имеют характер сложных адаптивных личностных реакций. В эту группу входят истериформный, фиксационный, полиморфно-кон­форм­ный, аверсивный, релаксационный, ортоагитивный, викарно-компенсатор­ный агитивный, псевдоагитивный эффект-синдромы, а также эффект-син­дром «терапевтической паранойи» (рисунок 5).
5
Рис. 5. Вторая группа клинических психотерапевтических эффект-синдромов


Эффект-синдромы третьей группы (эффект-синдромы, развивающиеся при суженном сознании) имеют характер относительно примитивных личностных реакций, с редуцированной адаптивной функцией. К этой группе относятся эксплозивный, эйдейтический, псевдопуэрильный, гипомнестический, абероадверсивный, гипобулический, гипермнестический, психовегетативный и эффект-синдром «аффективного мутизма» (рисунок 6).
6
Рис. 6. Третья группа клинических психотерапевтических эффект-синдромов
Клиническое своеобразие этих эффект-синдромов обусловлено тем, что при снижении контроля коры головного мозга над подкорковыми структурами проявляются обычно сдерживаемые аффективно-волевые тенденции.
Эффект-синдромы внутри четвёртой, пятой и шестой групп однородны, личностно менее окрашены и практически не выполняют адаптивных функций.
Так, четвёртая группа эффект-синдромов (функционирующих при обнубиляции сознания) включает лишь два клинических психотерапевтических эффект-синдрома: просоночный и амитоконгрегантный (рисунок 7).
7
Рис. 7. Четвёртая группа клинических психотерапевтических эффект-синдромов
Пятая группа эффект-синдромов включает гипноидный эффект-синдром, функционирующий в условиях спутанности сознания.
Шестая группа эффект-синдромов включает каталептический эффект-син¬дром. Его клинические проявления свидетельствуют о спутанности соз-нания более высокой степени, нежели при функционировании гипноидного эффект-синдрома.
На основании анализа предложенной модели мы предположили существование следующих, однородных по личностному фактору, семейств эффект-синдромов:
— фиксаторные;
— пареотивные;
— гистриоидные;
— мнестически ассоциированные;
— апперцепционные.
Так, семейство фиксаторных (от латинского fixus — крепкий, прочный, твёрдый, неизменный, незыблемый) эффект-синдромов включает шесть эф-фект-синдромов, принадлежащих ко второй группе (релаксационный, ортоагитивный, викарно-компенсаторный агитивный, псевдоагитивный, фиксационный и эффект-синдром «терапевтической паранойи») и один, относящейся к третьей (гипобулический эффект-синдром) (рисунок 8).
8
Рис. 8. Семейство фиксаторных клинических психотерапевтических эффект-синдромов
Личностный фактор эффект-синдромов, входящих в семейство фиксаторных, характеризуется наличием либо, напротив, отсутствием фиксации на каком-либо аспекте реальности. Так, для релаксационного и гипобулического эффект-синдромов характерно отсутствие интереса к актуальной реальности (они различаются лишь уровнем активности сознания). Фиксационный эффект-синдром, напротив, характеризуется неадекватной фиксированностью на собственно терапевтическом процессе, и потому в нашей модели он противопоставлен релаксационному, хотя и размещён с ним в одной плоскости. Ещё больше подобного рода фиксация выражена у ортоагитивного, псевдоагитивного и викарно-компенсаторного агитивного эффект-синдромов,— поэтому они ещё дальше, нежели фиксационный, отстоят от нулевой точки по оси личностного фактора. Наконец, максимальную степень фиксации имеет эффект-синдром «терапевтической паранойи», который наиболее удалён от релаксационного эффект-синдрома.
Семейство пареотивных (от латинского pareo — подчиняться, повиноваться, слушаться) эффект-синдромов включает два эффект-синдрома, принадлежащих ко второй группе (полиморфно-конформный и аверсивный) и один — к третьей (эксплозивный эффект-синдром) (рисунок 9).
9
Рис. 9. Семейство пареотивных клинических психотерапевтических эффект-синдромов

Основные личностные характеристики эффект-синдромов, входящих в семейство пареотивных, лежат в континиуме «подчинение — сопротивление»: полиморно-конформному эффект-синдрому свойственны реакции подчинения,— а аверсивному, напротив, сопротивления. Это обусловливает их взаимно-противоположное положение в разработанной [графической] модели. Эксплозивный же эффект-синдром подобен аверсивному, однако для него характерен иной уровень активности сознания (рисунок 9).

Качественно и количественно идентичный личностный компонент имеют истериформный и псевдопуэрильный эффект-синдромы, образующие семейство гистриоидных (от латинского histrio — актер) эффект-синдромов, однако они различаются по уровню активности сознания.
10
Рис. 10. Семейство гистриоидных клинических психотерапевтических эффект-синдромов
В семейство мнестически ассоциированных (от греческого μνήμη память и латинского associatio — соединение) клинических психотерапевтических эффект-синдромов входят гипомнестический и гипермнестический эффект-синдромы (рисунок 11). Они относятся к третьей группе эффект-синдромов и противоположны в своей личностной компоненте (при гипомнестическом эффект-синдроме происходит снижение мнестических функций, тогда как при гипермнестическом — активация).
11
Рис. 11. Семейство мнестиески ассоциированных клинических психотерапевтических эффект-синдромов

Абероадверсивный и амитоконгрегантный эффект-синдромы выражаются в аберрациях апперцепции; уровень активности сознания у них различный. Они образуют семейство апперцепционных (от латинского ad — к, perceptio — восприятие) эффект-синдромов (рисунок 12).
12
Рис. 12. Семейство апперцепционных клинических психотерапевтиче-ских эффект-синдромов

С целью своеобразной «верификации по аналогии» в рамках смежных дисциплинарных областей был проведён науковедческий поиск (с привлечением профессиональной литературы за последние 150 лет).
В результате было установлено, что разработанная модель [образования] эффект-синдромов обнаруживает определённую — не без поэтической вольности её можно было бы назвать «идейной» — связь с изложенной E. Kretschmer'ом в труде «Медицинская психология» [2] теорией типов реакций.
Kretschmer подразделял все реакции индивида на две группы: примитивные реакции и реакции личности.
Под примитивными реакциями Kretschmer понимал такие, при которых раздражение от переживания не проходит целиком через интерполяцию развитой целостной личности, а непосредственно — реактивно — обнаруживается в мгновенных импульсивных действиях или глубинных душевных механизмах.
Гипотеза механизма образования эффект-синдромов при суженом сознании обнаруживает черты сходства с концепцией образования примитивных реакций: «Если чрезмерно сильное раздражение от переживания поражает и парализует высшую личность, более глубокие филогенетические пласты психики испытывают изолированное раздражение и, занимая место более высоких механизмов, выступают на поверхность» [2, с. 248].
Проводя разбор реакций «на психопатологическом материале», Kretschmer отнёс к примитивным реакциям следующие типы реакций:
1. Эксплозивные реакции (им условно соответствует эксплозивный эффект-синдром).
2. Реакции гипобулически-гипоноического типа (им с долей допущения соответствуют просоночный, гипноидный и каталептический эффект-синдро¬мы).
3. «Внезапные действия» (kurzschlusshandlungen).
4. «Притворство» и «вытеснение» (последним примерно соответствует псевдопуэрильный эффект-синдром).
Под реакциями личности Kretschmer понимал такие, которые обусловлены интенсивным и сознательным участием всей личности — так что реакция является чистым и отчётливым выражением целостной индивидуальности.
Kretschmer подчёркивал спецефичность реакций, а также роль в их образовании двух факторов — предрасположение характера и детерминированные раздражениями переживания.
Так, он пишет: «...переживания, приспособленные к тому, чтобы вызвать в известной личности характерные для неё реакции, мы называем ключевыми переживаниями (Schluβelerlebniβe). Характер и ключевое переживание подходят друг к другу, как ключ к замку, как комплемент и амбоцептор, особенно когда при этом кумулирующим образом воздействуют определённые формы среды... Одно и то же внешнее переживание... разными характерами перерабатывается в совершенно различные внутренние формы переживания, которые затем развиваются, как реакция, в немногих типически отличных направлениях» [2, с. 265].
Конечно, наивно ожидать полного соответствия типов реакций по Kretschmer'у нашей модели [образования] эффект-синдромов,— ведь для изучения брался и различный «материал» (психопатологический и условно-нормальный), и разные условия («полевые» — психиатрические интрагоспитальные — условия у Kretschmer'а и проведение психотерапии в сфере её клинической компетенции), и различные цели исследования (поведение человека в различных ситуациях — у Kretschmer'а и терапевтическая эксплуатация и построение сано(пато)генетической модели психотерапии — в нашем случае).
Наличие параллелей при изначальной независимости наших наблюдений и описаний Kretschmer'а позволяет предположить, что типы реакций по Kretschmer'у и предложенная нами модель [образования] эффект-синдромов — лишь различные отражения одного и того же процесса, существующего реально психического механизма.
Всё это подтверждает достоверность — или, по крайней мере, теоретическую адекватность — созданной нами модели эффект-синдромов.
Тем не менее, сохраняются следующие вопросы:
— отчего, учитывая наличие оси сознания и плоскостей личностного компонента, массив эффект-синдромов остаётся набором дискретных значений?
— вследствие каких причин каждый эффект-синдром имеет чёткие клинические границы, и весьма редко встречаются смешанные формы, когда два и более эффект-синдромов накладываются друг на друга?
— почему в процессе психотерапии у пациента наблюдается смена одного эффект-синдрома другим без плавного перетекания одного эффект-син¬дрома в другой?
Ответить на эти вопросы можно, если предположить существование фактора аутоиндукции эффект-синдромов, выполняющего следующие функции:
— [само]развития эффект-синдрома;
— ограничения клинических проявлений эффект-синдрома;
— поддержания эффект-синдрома;
— индукции нейрофизиологических изменений, способствующих существованию эффект-синдрома;
— организации апперцепционных сдвигов [восприятия], благодаря которым сохраняется развитие эффект-синдрома.
Фактор аутоиндукции — это фактор, который, образуясь с самого начала развития эффект-синдрома, подчиняет себе и направляет на укрепление данного эффект-синдрома необходимые психические ресурсы, препятствуя этим развитию других типов реакций (эффект-синдромов). Фактор аутоиндукции тем сильнее, чем выраженнее эффект-синдром.
По видимому, фактор аутоиндукции имеет два вектора — «вектор созна-ния», препятствующий переходу одного эффект-синдрома в другой «между» уровнями сознания, и «личностный вектор», препятствующий переходу одного эффект-синдрома в другой «внутри» одного уровня сознания.
Проиллюстрируем сперва действие фактора аутоиндукции вдоль «векто-ра сознания».
Предположим, формируется некий эффект-синдром второй группы. Ос-новная его направленность в том, чтобы адаптировать психическую деятельность к изменившимся условиям в рамках суженного сознания. При попытке переформирования его в эффект-синдром третьей группы будет нарушена основная направленность, так как эффект-синдромы третьей группы не несут адаптивной функции. С другой стороны, переход к эффект-синдрому первой группы также затруднён — потому что, во-первых, для этого необходим переход сознания на более высокий уровень активности, а, во-вторых, это потребовало бы разрушения уже сформированных механизмов адаптации, ибо они были бы неприемлемы в новых «рамках» сознания.
Подобный же механизм будет действовать и для эффект-синдрома третьей группы. Ведь суть его в проявлении эмоционально-волевой тенденции, сдерживаемой при более высоком уровне активности сознания контролем коры головного мозга, поэтому переход на более высокий уровень активности сознания (то есть к эффект-синдромам второй группы) будет затруднён не только в связи с самим повышением уровня активности сознания, но и вследствие создания препятствия за счёт контроля корой головного мозга над аффективными проявлениями. Переход же к эффект-синдром четвёртой группы также будет затруднён, так как он связан с необходимостью торможения самой аффективной реакции.
Подобные механизмы действуют для всех пяти групп эффект-синдромов.
Действие фактора аутоиндукции вдоль «личностного вектора» объясняется тем, что при образовании каждого эффект-синдрома используется только ему присущий набор психических механизмов и феноменов, которые взаимоукрепляются и препятствуют развитию других механизмов.
Так, при образовании эффект-синдрома «терапевтической паранойи» уже первая сформированная идея требует своего подтверждения другой идеей, и так далее; при образовании фиксационного эффект-синдрома внимание акцентируется на терапевтическом процессе — и чем больше пациент узнаёт о нем, тем больше внимания он требует; при образовании истериформного эффект-синдрома пациент стремится к получению внимания окружающих — но, если добивается цели, то быстро пресыщается полученным «уровнем» внимания, и требует нового, что порождает новые истероидные реакции, etc. Для эффект-синдромов третьей группы дело обстоит ещё проще, так как проявляемая аффек-тивная тенденция тормозит все другие реакции.
Таким образом, если представить психику пациента «колеблющейся» между двумя эффект-синдромами, то необходимо учесть, что на неё одно-временно действуют две «силы», два фактора аутоиндукции [эффект-синдромов], причём сильнее тот фактор, эффект-синдром которого имеет «большее» представительство в психике пациента, более сформирован. Понятно, что именно последнему эффект-синдрому будет отдано предпочтение, что именно к нему и «устремится» психика пациента.
Но если даже сила факторов аутоиндукции равна, возможное в таком случае равновесие неустойчиво — и любой дополнительный элемент приведёт к его разрушению — и, следовательно, к формированию только одного эффект-синдрома.
Легко предвидеть вопрос: почему, если существует фактор аутоиндукции, поддерживающий эффект-синдром, смена и разрушение эф-фект-синдромов всё-таки происходит?
Это можно объяснить тем, что фактор аутоиндукции есть всего лишь производная личностной компоненты эффект-синдрома — которая, в свою очередь, является следствием состояния личности в период существования эффект-синдрома, сам же эффект-синдром — результат взаимодействия внешнего фактора (психотерапии) и личности пациента. Очевидно, что любое изменение этих двух сил может привести к смене эффект-синдрома.
Таким образом, в результате проведённого исследования была предложена систематизация клинических психотерапевтических эффект-синдромов по двум качественным параметрам (тип реакции и задействованная психическая сфера), и рассмотрен механизм образования эффект-синдромов — как взаимодействие личностного компонента и уровня активности сознания, на основании чего была построена классификация / систематика эффект-синдромов, внутри которой было выделено шесть групп эффект-синдромов и описаны пять их семейств.
Следствием предложенной классификации явилась новая концепция описания сано(пато)генеза эффект-синдромов, что обусловило необходимость [и очевидную целесообразность] введения понятия фактора аутоиндукции, который является основной направляющей развития эффект-синдрома.
ЛИТЕРАТУРА
1. Блейхер, В. М. Толковый словарь психиатрических терминов : Око-ло 3 тыс. терминов / В. М. Блейхер, И. В Крук ; Под ред. С.Н. Бокова. — Воронеж : НПО «МОДЭК», 1995. — 640 с. — ISBN 5-87224-067-8.
2. Кречмер, Э. Медицинская психология : / Э. Кречмер ; пер. с 3-го нем. изд. и предисл. В. Е. Смирнова – М. : Жизнь и знание, 1927. – 349 с. : с 24 рис. в тексте.
3. Михайлов, Б. В. Психотерапия : учеб. для врачей-интернов высш. мед. учеб. заведений ІІІ – IV уровней аккредитации / Б. В. Михайлов, С. И. Табачников, И. С. Витенко, В. В. Чугунов. – Харьков : Око, 2002. – 768 с. – ISBN 966-526-081-2.
4. Чугунов, В. В. Клиника и дисциплинарная история психотерапии / В. В. Чугунов . – Киев : Здоров'я ; Харьков : Око : Наука, 2002. – 758 с. – Библиогр. : с. 631 – 687. – (Психо[терапевт]. б-ка). – ISBN 5-311-01350-8. – ISBN 966-526-079-0.
5. Чугунов, В. В. Теоретическое, клинико-диагностическое, медико-психологическое, психотехническое и психопатологическое обосно¬вание и оценка психотерапии психогенно-обусловленных расст¬ройств.: диссертация на соискание учёной степени доктора медицинских наук: 19.00.04 защищена 02.03.07 / В. В. Чугунов ; Харь¬ковская медицинская академия последипломного образования МЗ Украины. — Харьков, 2007. — 472 с.
6. Ясперс, К. Общая психопатология /Карл Ясперс ; Пер. с нем. Л.О. Акопяна ; ред. д. м. н. В. Ф. Войцеха и к. филос. н. О. Ю. Бойцовой. — М. : Практика, 1997.— 1059 с. — ISBN 5-88001-021-X. — ISBN 3-540-03340-8.

Сделано вIT4 - Создание и поддержка web сайтов по всему миру (World wide Website development & support)